Среда, Сентябрь 20, 2017
Главная > Экономика > Сергей Дубинин: «Опасности резкой девальвации рубля нет»

Сергей Дубинин: «Опасности резкой девальвации рубля нет»

Экс-глава Центробанка Сергей Дубинин — о том, куда сегодня вкладывать деньги.

Сергей Дубинин. © /

Владимир Трефилов

/ РИА Новости

Темпы роста экономики России превышают 2%, а инфляция находится на рекордно низком уровне. Об этом на прошлой неделе сообщил президент Путин.

О выходе из кризиса, ценах, закрытии банков и курсе рубля «АиФ» поговорил с экс-председателем ЦБ, экономистом Сергеем Дубининым.

Далеко ли дефолт?

Алексей Чеботарёв, «АиФ»: — Сергей Константинович, чем нынешняя встряска экономики отличается от того, что мы пережили в 1991, 1998 и 2008 гг.?

Сергей Дубинин: — Кризис закончился. По общей оценке, начался переход к росту. Однако ВВП растёт небыстро: за первое полугодие, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, — до 1,8% роста. Впрочем, и падение было неглубоким — 3,5% в ­2014-2015 гг., тогда как в 2008-2009 гг. ВВП обвалился на 9%. Длительность прошедшего кризиса и то, что начался он ещё до падения цен на нефть (снижением инвестиций в 2013 г.), — сигналы очень плохие. Но ничего похожего на кризисы 1991 и 1998 гг. не случилось.

В 1991 г. произошёл дефолт СССР по внешним долгам. Мы потом очень долго вели переговоры и вот недавно закончили выплату согласованных долгов. К 1998 г. у нас был разрушенный госбюджет. Дело в том, что до 1994 г. дефицит покрывали эмиссией денег за счёт займов у ЦБ — просто печатали деньги. Но в 1994 г. президент и правительство приняли решение отказаться от эмиссионного покрытия дефицита, и благодаря этому удалось остановить инфляцию, которая на тот момент составляла 1000% в год. Однако надо было пополнять бюджет из других источников. Начали выпускать государственные казначейские обязательства (ГКО), которые продавали на рынке и таким образом занимали деньги для бюджета. Из-за того что государство не смогло выполнять свои обязательства по этим бумагам, и произошёл кризис 1998 г. Ничего подобного не было ни в 2008, ни в 2014 гг.

— Юбилей дефолта ещё впереди, а годовщина ельцинской деноминации в этом году. Стоит убирать нули с нынешних купюр?

— Тогда мы надеялись, что деноминацией подводим черту под эпохой нестабильности. Но сейчас не отбросить три нуля. Неудобно: придётся носить очень много мелочи. Убирать один-два нуля не так эффективно.

Автоматической связи между низкой ключевой ставкой и ростом экономики нет.

Сергей Дубинин

— Центробанку удалось победить инфляцию?

— Потребительская инфляция была ниже 4% — это факт. По году, думаю, будут именно 4%. Так что ЦБ эту борьбу выиграл, хотя, конечно, она не должна быть самоцелью. Её смысл — создание условий для развития. Нужно дальше снижать ключевую ставку ЦБ. При 4% инфляции она должна быть 6-6,5%. ЦБ боится, но снизить ставку придётся. И это, между прочим, приведёт и к падению ставки по депозитам.

Однако автоматической связи между низкой ключевой ставкой и ростом экономики нет. Нужны проекты, куда стоит вкладывать деньги. У нас до сих пор не развито проектное финансирование за счёт выпуска облигаций — оно традиционно заменялось кредитом. Да, крупные частные и госкомпании выпускают облигации, но этого недостаточно. В мире облигаций так много, что можно выбрать, куда нести день­ги. У нас же из всех мировых финансовых инструментов популяризируется только биткоин, а ведь он ничем не обеспечен.

Тем, кто покупает криптовалюты, нужно помнить, что их рост основан только на ожиданиях, которые могут не сбыться.

Сергей Дубинин

Биткоин — новая «финансовая пирамида»?

— Биткоин и другие криптовалюты — «финансовые пирамиды»?

— Схема сродни той, по которой работала компания Lehman Brothers (американский инвест­банк, банкротство которого в 2008 г. стало кульминацией кризиса. — Ред.): все покупали ценные бумаги, основанные на ипотечных кредитах США, а когда начали разбираться с качеством кредитов — стали сбрасывать. Кроме ауры высокотехнологичности за биткоином ничего нет. Тем, кто покупает криптовалюты, нужно помнить, что их рост основан только на ожиданиях, которые могут не сбыться. Например, на рубеже 2014-2015 гг. ожидание курса доллара не ниже 100 руб. было всеобщим.


C Bitcoin за кофе. Что сегодня можно купить на криптовалюту?

Подробнее

— А что делать государству с криптовалютами? Запретить?

— Запретить уже нереально. Надо разобраться, как это работает, и какие-то правила ввести.

Ослабление рубля может происходить либо из-за очень большого импорта, либо из-за снижения цен на нефть.

Сергей Дубинин

— А что происходит с нашей обычной родной валютой — рублём? Ждать ли обвала?

— Опасности резкой и внезапной девальвации рубля нет, курс будет колебаться от 55 до 65 руб. за доллар. Стабильность рубля зависит в первую очередь от неф­ти. Не прямо, а через показатели платёжного баланса страны. Текущий платёжный баланс у нас за полгода положительный — плюс 20 млрд долларов. То есть валюты в стране всё больше, что никак не может ослаблять рубль. Ослабление рубля может происходить либо из-за очень большого импорта, либо из-за снижения цен на нефть. Первое нам не грозит, потому что нет инвестиций, зато есть санкции. А вот конкуренция на рынке нефти и газа будет ужесточаться, потому что их производство избыточно. Может, нефть и не подешевеет, но заметно расти цена не будет.


Что будет с рублём, евро и долларом осенью? Валютный прогноз

Подробнее

Как сохранить деньги?

— Что происходит с банками? Зачем так много закрыли?

— Оздоровление банковской системы нужно было начинать раньше. Число банков, у которых отозваны лицензии, высоко, но задели лишь 20% банковских активов. А что делать ЦБ, когда банк на глазах превращается в «МММ»: привлекает «забалансовые» (неофициальные. — Ред.) вклады, выпускает ничем не обеспеченные облигации? В моё время работы в ЦБ было гораздо больше банков — свыше 2,5 тыс., большинство закрылись в кризис 1998 г. Мы отзывали лицензии, но серьёзно заняться банковским сектором не было ни сил, ни полномочий — всё отнимали стабилизация рубля и борьба с инфляцией.

Помимо традиционного совета хранить сбережения в разных валютах (колебания курсов сгладят потери) предлагаю обратить внимание на облигации — государственные и наших ведущих компаний.

Сергей Дубинин

— Почему в банках столько денег пропадает?

— А почему господа, укравшие деньги, благополучно живут в своих лондонских особняках? Это вопрос к правоохранительным органам. Насколько мне известно, есть сложности уголовного производства: нужно доказать умысел, сложно собирать материал. Вот господин Пугачёв (объявленный в розыск основатель обанкротившегося Межпромбанка. — Ред.) не подписывал ни одной бумаги. Но можно ли верить, что договоры заключались без его разрешения?

— Посоветуйте: как сохранить и приумножить сбережения?

— Помимо традиционного совета хранить сбережения в разных валютах (колебания курсов сгладят потери) предлагаю обратить внимание на облигации — государственные и наших ведущих компаний. Здесь риска нет, но нужен консультант — и большинство крупных банков предлагает эту услугу. Если же у вас помимо заначки есть свободные средства, можно вкладывать деньги в акции. Но здесь уже нужно разобраться, кому верить, а кому нет. Акции компаний добывающей промышленности стабильны, но в условиях кризиса иногда снижаются. Информационно-технологические компании растут быстрее, но быстрее падают — это высококонкурентная сфера деятельности.

Источник: www.aif.ru